depositphotos_6077644-stock-photo-decorative-scales-of-justice-in

Закон и правосудие

Каким должен быть закон? На такой вопрос разные люди дали бы разные ответы — определенный, устойчивый, ясный, точный, понятный и т. д., но среди многих прилагательных этого типа было бы и еще одно: справедливый. Но что это значит?

211008190844089a3846631i

Трудность с определением

В то время как легко определить, что подразумевается, например,zhumazhanov.kz под точным законом (последовательным, без пробелов, не создающим возможности двусмысленных толкований), гораздо труднее определить, какой закон следует считать справедливым, а какой несправедливым.

У разных людей разные критерии оценки, и со временем проблема тоже эволюционирует. Двести лет назад в демократических Соединенных Штатах рабство было разрешено законом, но сегодня мы сочли бы его крайне несправедливым и бесчеловечным. Наоборот, сегодня мы считаем закон, защищающий нашу частную жизнь, справедливым, но давайте не будем забывать, что пятьдесят лет назад в некоторых европейских странах гомосексуальность был сурово наказуемым преступлением, а некоторые считали его справедливым.

Все указывает на то, что единого, точного и однозначного определения справедливости в материальном смысле не существует. Так как в этом эссе мы пишем не о справедливости вообще, а о справедливости по отношению к закону, нам необходимо кое-что уточнить. Говоря о материальной справедливости, мы должны учитывать деление на материальные и формальные нормы, например, Уголовный кодекс является материальным законом, а Уголовно-процессуальный кодекс — формальным законом. Норма «не убий», выраженная в уголовном кодексе, носит материальный характер и считается справедливой. Но должен ли я всегда быть наказан, когда я убиваю? Ну нет, потому что если я действую, например, в целях самообороны, то я не виновен в убийстве.

verkhovnyy_sud_stal_rassmatrivat_bolshe_trudovykh_i_sotsialnykh_sporov_2

Решение дилеммы

В истории философии это, вероятно, всегда осознавалось — например, св. Августин писал, что несправедливый закон не есть закон ( Lex iniusta non est lex ), но нигде он точно не определял, что такое тогда справедливый закон (lex iusta ). В такой ситуации мы склонны говорить о philosophia negativa — мы знаем, что такое несправедливость, но нам трудно определить содержание всеобщей справедливости. Однако древние римляне подсказали нам, как решить эту дилемму.

Во-первых, они четко отличали друг от друга человеческое право как акт государственной власти ( lex ) и право в смысле идеи справедливости (ius ), но в то же время указывали на тесную связь между ними — первое без последнего бездушно и жестоко, а второе без первого по существу беспомощно и пусто. Во-вторых, если они и не могли точно определить всеобщую справедливость , то прекрасно чувствовали, например, соответствует ли то или иное решение суда правилам справедливости (aequitas ) — для них справедливость вовсе не была справедливостью, но справедливость достигается в конкретном случае.

Процессуальная справедливость

Все это, однако, нас, конечно, не вполне удовлетворяет — хотелось бы более однозначного ответа не только со стороны (о том, что несправедливо), но прежде всего со стороны (о том, что справедливо). Таким образом, решение было найдено в современной философии права. Даже если мы не сможем окончательно решить эту проблему на основе материальной справедливости, давайте хотя бы попытаемся определить какие-то приемлемые правила поведения в процессе достижения справедливого урегулирования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.